Глава «Пумори»: мы прорубаем «окно в Европу» в станкостроении для своих партнеров.

30 сентября 2019

Крупнейшая в мире станко  и инструментальная выставка EMO Hannover, собравшая мировых законодателей в этой сфере, завершилась в германском Ганновере. Российская корпорация «Пумори», одна из ведущих в РФ инжиниринговых компаний, не только представила там свои разработки, но и привезла делегацию предприятий-партнеров — самую представительную за годы своего участия. О мировой экспозиции рассказал ТАСС генеральный директор корпорации Александр Баландин.

― Александр Иванович, какая это по счету EMO с участием вашей корпорации?

― Уже давно не считаю. С 1997 года не пропустили ни одной EMO. Всегда экспонировались своим стендом.

― Что показали в этот раз?

― Нашу традиционную продукцию. О том, что везем туда, мы рассказали перед выставкой. Поскольку это мировой смотр металлообрабатывающих станков и инструментов, то вспомогательный инструмент нашего производства по данному профилю мы традиционно и экспонируем. В общем, очередной раз представили в Ганновере российский бренд «Пумори».

― Каким составом ваша корпорация работала в Ганновере?

― Несколько большим, чем на прошлой экспозиции 2017 года. Тогда было около 40 человек, сейчас 52.

― Как меняются выставки с точки зрения российской инжиниринговой компании?

― Никто не стоит на месте и не почивает на лаврах. Особенно ожесточенная конкуренция — среди мировых лидеров. Например, компания Toshiba, с которой мы прежде сотрудничали и намерены возобновить отношения, показала фрезерный станок, — подчеркиваю, фрезерный, — который на шпинделе имеет 60 тыс. оборотов в минуту.

― Ого!

― Да, это выглядит фантастикой. Мне даже кажется, что внешние части шпинделя испытывают релятивистские эффекты (смеется). Соответствующий инструмент и оснастка, суперпрецизионная точность перемещения позволяют делать детали форм без последующей полировки.

Это лишь один маленький пример высокотехнологичной компании на острие инноваций, каких там было немало. Правда, надо сказать, с хай-теком и стоимость не отстает…

― Рассказывая о прошлой EMO-2017 вы тогда сказали, что почувствовали «затишье перед рывком» в станкостроении. За два года он случился?

― Если говорить о технологии, то ничего такого супер, отличающего прошлую выставку от нынешней, я не заметил. Можно говорить о том, что произвело впечатление и было просто интересно смотреть. Например, наши партнеры - станкостроительная корпорация Okuma - представили линейку многокоординатных обрабатывающих центров со встроенными внутрь роботами-манипуляторами, то есть попросту руками. Руки могут деталь поставить и снять, удерживать, почистить, сделать разные другие манипуляции с ювелирной точностью. Один станок становится своего рода автоматизированным комплексом.

Подобное решение на выставке предлагает не только наш японский партнер. Насколько эта тема прорывная, пока не знаю, не мне судить, но мне кажется, что таким решениям не один год, они возникали и гасли спорадически. Но все-таки это не банальное и не дешевое решение, по своей эффективности превосходящее то, что было раньше. Если оно становится типовым, то это говорит о том, что на рынке за несколько лет на него сформировался спрос. Клиент, что называется, созрел. Мы и нашим партнерам готовы помочь с приобретением таких станков и приобщить к пику мирового прогресса.

― Какие восходящие тенденции на EMO можно отметить в этом году? И уходящие?

― Российских компаний, как и новинок, там практически нет. Тайваньских, южнокорейских и других производителей из Юго-Восточной Азии, по моим ощущениям, стало еще больше, они оккупируют периферию залов и подпирают супербренды, располагающиеся пока еще, по традиции, в центре.

― А почему?

― Станкостроение развивается там такими колоссальными темпами, потому что есть спрос. Даже гиперспрос. На его фоне можно говорить о своих достижениях на мировом уровне. В России, где всех вместе взятых станков в год приобретается около 5 тысяч, максимум 6 тысяч, об этом говорить рано, предъявить миру нечего. «Сделано в России» для станкостроения — это еще не бренд, а «ноунейм». Продвижение «ноунеймов» всегда на порядок труднее, дороже и требует многолетних усилий.

― Участие в таких выставках затратно. Из России там экспонировались считанные единицы. Что вами двигало в этот раз?

― Узнаваемость нашего бренда в мире — это прежде всего. Мы разгоняли этот маховик больше двух десятков лет, участвуя во всех выставках. Один раз не приедешь — заметят. А потом перестанут замечать и забудут.

В этот раз мы диверсифицировали наш «десант». Кроме сотрудников «Пумори», была солидная делегация с нашими заказчиками со всей России, уже существующими и потенциальными — всего больше 20 человек. Из Москвы, Екатеринбурга, городов Южного Урала, Перми, Уфы, Ижевска, Владивостока и других регионов. На стендах крупнейших брендов им выделяли отдельное время, с ними работали топ-менеджеры, рассказывали о своей продукции, новинках, достижениях. Это было приятно и радовало. Хорошо, что руководители и собственники российских компаний приезжают на EMO, и проводником в этот мир самых высоких технологий для них в этот раз стала наша корпорация. Надеюсь, этим мы заложили фундамент новой традиции. Будем ездить на выставки большим составом — будет меняться и наше машиностроение.

― Рубили «окно в Европу»?

― Все наши партнеры благодарили и говорили, что на выставке увидели такое, что для осмысления хватит на годы. А ведь кого-то приходилось буквально выковыривать, такие домоседы, сидят на месте и все на свете знают. А приехали, посмотрели и поняли, что могли пропустить в своей жизни не только новые впечатления, но и неправильно строить доминанты развития бизнеса. Впрочем, это обычное дело. Так что про «окно в Европу» — да, так бывает, и в этот раз у нас было тоже. Рубить его надо постоянно. Это трудно, но приятно, и без этого всем нам — никуда.

https://tass.ru/novosti-partnerov/6933232